Регина

Регина работает как консультант по реабилитации в службе занятости в Бонне. Она родилась в городе Алматы, бывшей столице Казахстана, и переехала в 1990 со своей семьей в Германию. Как человек интересующийся политикой, она беспокоится о том, какое представление создаётся о российских немцах в обществе и задаётся вопросом, что к этому привело.

Ты считаешь себя немкой, русской или относишь себя и к тем, и к другим?

Я была воспитана с мыслью, что я немка и у меня немецкая национальность. Я не жила в немецком поселении, мы жили в городе миллионнике. Но несмотря на это, для моих родителей было важно, чтобы мы осознавали себя немцами, поэтому я всегда чувствовала себя немкой и это не изменилось после того, как мы переехали в Германию. Иногда, в зависимости от контекста, я чувствую себя российской немкой, но в основном, я чувствую себя просто немкой.

Ты приехала из Казахстана, то есть, ты, по сути, не российская немка. Что ты думаешь по этому поводу, как ты воспринимаешь это определение?

Я отношусь к этому относительно спокойно. Я думаю, нельзя сказать, что каждый стоящий напротив тебя немец знает все эти определения.

Но для меня всегда было проблемой, что российских немцев представляют как русских. В такие моменты я всегда вмешиваюсь и говорю: "Ты не русский,и я тоже не русская, поэтому заканчивай с этим". Я немка. Я думаю также, что "российские немцы" довольно привычное определение, которое для меня приятнее, чем "переселенцы" или "поздние переселенцы", эти определения относятся скорее к канцелярскому языку. Для меня всё в порядке до тех пор, пока меня не начинают относить к России. Я имею в виду, один приехал из Киргизии, другой из Украины, как мы должны себя называть?

После того, как вы переехали в Германию, твоей семье было тяжело интегрироваться в немецкое общество?

Да, обычные сложности, которые были у многих. Мои родители должны были найти себе новые профессии, потому что их образование не признавали. Моему отцу было сложно пережить, что он здесь вдруг стал русским. В его семье было очень важно осознавать и понимать, что ты немец, это отложило свой отпечаток. И для нас было в начале не понятно, что нас здесь видят как русских, а не как немцев. В остальном, интеграция прошла довольно хорошо. Мы с сестрой пошли в школу, мои родители освоили новые профессии, и дальше всё было нормально. Но не без обычных проблем в начале, конечно.

Ты бы сказала, что политика играет большую роль в твоей семье?

Да, потому что мои родители, особенно отец, очень интересуются политикой и политика у нас дома всегда играла большую роль. Я всегда видела, как много у нас дискуссий на политические темы, поэтому политика всегда была важна для меня и сегодня также играет большую роль в моей жизни. В моём кругу знакомых большинство не сильно вовлечено в политику, хотя многие, кого я знаю, всё же интересуются политикой и следят за актуальными новостями.

Активна ли ты в какой то партии?

Я не вступала ни в какую партию, но если на Фейсбуке начинается дискуссия о АдГ (Альтернатива для Германии - Alternative für Deutschland) или о чём то похожем, я всегда чётко обозначаю свою позицию.

В процессе выборов в Бундестаг СМИ часто писали о том, что российские немцы часто являются приверженцами АдГ. Что ты думаешь по этому поводу?

Я считаю, что немецкие СМИ действительно представляют российских немцев как приверженцев АдГ. Возможно, в некоторых избирательных округах это действительно так. Но уже было статистически доказано, что АдГ получило 15% голосов от российских немцев, это ненамного больше, чем в среднем от общего числа населения. Поэтому я считаю, что СМИ предоставляют искаженную картину, что меня лично очень задевает. Лично я практически не знаю российских немцев, которые бы голосовали за АдГ.

Но откуда взялся такой медиа-образ?

Ну, конечно, мне не избежать того факта, что АдГ нашла своих любимых мигрантов в российских немцах. К сожалению, многие люди считают, что АдГ принимает интегрированных мигрантов. Я думаю, что некоторые российские немцы тем временем также считают, что консервативные ценности в Германии уже не так востребованы, что возникло стремление к национальной однородности. Я задаюсь вопросом, как это могло произойти с моими соотечественниками, которых я всегда считала разумными, рассудительными и добродушными людьми, теперь они породнились с националистической партией, чья повестка дня четко обозначена ненавистью, травлей и агрессией. Мне сложно дать этому правдоподобное объяснение, особенно на фоне моего личного опыта миграции и на фоне многокультурного общества в бывшем Советском Союзе. Когда я узнаю, сколько поддержки получает АдГ от российских немцев, меня порой охватывает гнев. Таким образом, создается эта разрушительная картина, которая не только сводит на нет всю успешную интеграцию, но также подрывает доверие и ведет к отчуждению от общественного большинства.

Итак, ты уже обозначила, что произошел сдвиг в российско-немецкой диаспоре. Но почему так произошло?

У меня сложилось впечатление, что у многих присутствует чувство зависти, потому как многие из тех, кто приехал в Германию в то время, должны были много бороться, а теперь испытывают чувство, что беженцы, которые сюда приезжают, все получают в подарок. Для меня парадокс заключается в том, что многие считают себя «настоящими» немцами и говорят о том, что Германия сегодня переполнена иностранцами. Мне это трудно понять, потому что многие также переехали сюда в 1990-х годах по экономическим причинам. В то время я была очень удивлена, поскольку мало кто считал себя немцем или называл себя немцем. Поэтому этот переход от «Мы русские и приехали в Германию» к «Мы немцы, которые должны защищать Германию» для меня непостижим. Хотя я также знаю многих, кто занимается оказанием помощи беженцам и придерживается абсолютно другого мнения.

Таким образом, можно сказать, что АдГ с ее резкой критикой политики беженцев хорошо себя зарекомендовала среди этих людей.

Я думаю, что АдГ для многих российских немцев является антимусульманской партией, и что для многих российских немцев ислам, мусульмане и беженцы сами по себе представляются чем-то угрожающим. В связи с этим на остальные пункты не обращают должного внимания. Я не думаю, что кто-то серьезно задумывается о том, что АдГ предлагает касательно пенсионной программы. Мусульмане и беженцы возможно являются просто громоотводом для личных судеб, для людей, которые никогда не чувствовали себя принятыми в Германии. В этом случае чувство разочарования прокладывает свой собственный путь.

Считаешь ли ты, что российские СМИ оказывают влияние на трансформацию этих людей?

Да, я определенно так считаю. Лично я не смотрю российские СМИ, но я также знаю, что у многих все иначе. Я придерживаюсь мнения, что российские СМИ не сообщают объективную информацию, и я вижу, что некоторые поздние переселенцы воспринимают эту информацию за чистую монету. Поэтому я считаю, что российские СМИ действительно играют большую роль.

Существует ли причина, почему люди, которые неоднократно подчеркивают, что они являются немцами, испытывают симпатию к России?

Я думаю, что про «старшее поколение» можно сказать, что они так никогда и не переехали в Германию . Поскольку я лично знаю людей, которые все еще едва могут говорить на немецком языке, и живут эти люди в привычной для себя среде. Пожилые российские немцы, как правило, живут среди себе подобных. Хоят так уже нельзя сказать о молодом поколении.

Я сама переехала из своего родного города Падерборн. Так сложилось, что в 1990-х годах в городе было много поздних переселенцев, в итоге, большая часть переселенцев общалась исключительно между собой. Я не хочу сказать, что эти люди не интегрированы, конечно, у них есть работа и образование. Но большинство вращается в однородной среде, и реже там, где охотно формируют собственное мнение и пытаются разбираться в сущности.

Многие российские немцы родом из Казахстана или других стран Центральной Азии, где большинство населения мусульмане.

Как я уже сказала, это парадоксально для меня. Я знаю, что многие жили вместе с представителями различных национальностей. Но в то время ислам был не таким сильным и был едва заметен. Я думаю, что это избирательное восприятие: «Сирийцы и афганцы представляют для нас угрозу, но казах, который жил по соседству, с ним все в порядке». Такое отношение меня действительно очень огорчает.

Интервью проводил Генрих. Текст от Симона. Перевели на русский Анастасия и Полина.

Предыдущая запись Следующая запись