Надин

Надин, 24 года, изучает экономику в Ганновере. Она родилась на севере России в городе Ухта и переехала в 2000 вместе со своей семьёй в Германию. В рамках своей учёбы она провела некоторое время в Москве и Санкт-Петербурге. Находясь там, она не почувствовала, что российско-немецкие отношения ухудшились, все относились к ней дружелюбно и открыто. В Германии же, напротив, после аннексии Крыма чувствуется менее доверительное отношение к людям из России.

Ты считаешь себя немкой, русской или относишь себя и к тем, и к другим?

Это очень сложный для меня вопрос, так как это зависит от критериев, по которым ты себя описываешь. Однако, я бы сказала, что я чувствую себя скорее немкой, потому что немецкая культура наложила на меня свой достаточно большой отпечаток. Но несмотря на это, благодаря моим родителям и родным, мне удалось сохранить русский менталитет.

Твоей семье было тяжело интегрироваться в немецкое общество?

Я бы сказала, что первые годы были достаточно сложными. Следует также сказать, что мы приехали в Германию довольно поздно и часть наших родственников уже жили здесь. Они помогли нам интегрироваться, например помогали с оформлением бумаг, походам по всем учреждениям и поиском жилья.

Моя бабушка была последней, кто из её поколения говорил на немецком. Мои родители учили немецкий только в школе, что, конечно, не идёт ни в какое сравнение. В начале был большой языковой барьер. К тому же, высшее образованием моих родителей здесь не признавалось и им пришлось переучиваться. Моей маме было тогда 30, а папе 35 лет. Можно представить, как было сложно в течение 3-ёх лет ещё раз заканчивать высшее образование с маленьким ребёнком на руках. Поэтому все прошло не так легко, как хотелось бы.

Для многих аннексия Крыма стала переломным моментом в разговорах о политике. Политика играет большую роль в вашей семье?

Конечно, тема Крыма тоже поднималась, но обсуждалась всегда с разных сторон. И мы скорее говорили о конкретных фактах и последствиях. Мои родители стараются смотреть на всё объективно и со стороны. В общем и целом, политика не играет важную роль в жизни моих близких родственников. Мы следим за тем, что происходит в политике, но не дискутируем сильно на эту тему.

Ты и люди из твоего окружения интересуются российскими СМИ?

Лично я нет, но мои родители и родственники, а также некоторые мои друзья время от времени смотрят российские новости. Это, прежде всего, старшее поколение моих знакомых, которые скорее доверяют российским СМИ. Молодое поколение в основном придерживается мнения, что немецкие СМИ являются более объективными.

Считаешь ли ты, что сообщения в средствах массовой информации о российских немцах как о типичных избирателях АдГ правдивы?

На самом деле, я должен сказать, что в моем российско-немецком окружении АдГ пользуется популярностью. В особенности, консерваторы среди которых российские немцы, на выборах перешли от ХДС на сторону АдГ. Поэтому, к сожалению, я могу, по крайней мере со своей стороны, эту информацию подтвердить.

Я могу предположить, что это было вызвано тем фактом, что многие чувствовали несправедливость в таких вопросах, как выход на пенсию или отсутствие желаемой поддержки для тех, кто когда-то самостоятельно переехал в Германию. Тогда многие были предоставлены сами себе и не имели возможности признать свое образование. Им приходилось снова учиться, начинать все заново, и, конечно, это не так просто, когда вы находитесь в возрасте от 20 до 40 лет. На сегодняшний день ситуация и отношение к беженцам сильно изменились. Есть ощущение, что в Германии произошел процесс переосмысления, но, к сожалению, лет на 20 позднее, чем требовалось. Я думаю, что сегодня у беженцев есть больше финансовых возможностей и поддержки со стороны государства, чем когда-то у российских немцев. Многие чувствуют себя обделенными и задаются вопросом, почему к ним относились иначе, чем к людям, которые приезжают в настоящее время.

Считаешь ли ты, что российские немцы были несправедливо изображены в средствах массовой информации?

Я считаю, что такое позиционирование было несправедливым, поскольку, как и всех остальных, эту социальную группу людей нельзя обобщать, просто потому, что часть российских немцев проголосовали за АдГ, это не значит, что все российские немцы настолько право-консервативны. Это никоим образом не должно быть представлено так, потому что даже среди российских немцев есть различные мнения, как левые, так и правые.

Интервью проводил Генрих. Текст от Виктории. Перевод на русский от Полины и Анастасии.

Предыдущая запись